12:05, 27 сентября (Вс)

Таймырские оленеводы готовятся к переходу на осенние пастбища

Виктору всего шесть, а он уже умело владеет топором. Что может шокировать молодых мам на материке, для тундры норма. Юный северянин должен уметь охотиться и рыбачить — законы выживания тоже образование. После заполярных просторов в школьных классах дети адаптируются тяжело, зато в стойбище они первые помощники.

В семье оленеводов Яроцких пятеро детей: старшие воспитывают младших, родители особо не балуют, все строго соблюдают древние традиции. Пока не работает только годовалая Анфиса — она ещё на грудном вскармливании, но скоро и она вырастет из люльки. Кстати, семейная ненецкая реликвия, которая из поколения в поколение передаётся только по мужской линии.

Летом кочевники аргишат, часто меняют пастбища. На этой стоянке уже две недели. Всё как и сотни лет назад, из даров цивилизации только дизель-генератор, который снабжает электричеством три чума. Летом кочевники стараются жить налегке. Всю посуду они хранят в коробках и не распаковывают её, а еду готовят на небольшом костре.

Глава семейства потомственный оленевод Павел Ядне рассказывает: лето на Таймыре выдалось прохладным, мало гнуса, поэтому животные болели редко. В этом году удалось сохранить весь молодняк. В этом стаде почти две тысячи домашних оленей. Не самое большое по таймырским меркам, но даже они создают звуки горящего леса.

Треск висит над тундрой от копыт. Он не утихнет, пока стадо не перегонят на сотни километров ближе к северу, к новым пастбищам. Обратно кочевники вернутся только зимой. И так аргиш продолжается из века в век.

Анна Надер